Нелегкие воны

 
Зачем гастарбайтеры из России едут в Южную Корею

Южная Корея – один из главных экономических партнеров России в Азии. По итогам прошлого года, по объему товарооборота с Россией Республика Корея вышла на второе место среди стран АТР, потеснив даже Японию. Однако есть сектор экономического взаимодействия между Россией и Южной Кореей, который практически не учитывается в официальной статистике. Речь идет о поездках россиян, преимущественно жителей Дальнего Востока, в Корею на заработки.

Фото: Утро на бирже труда в Южной Корее / Семен Андреев

Фото: Утро на бирже труда в Южной Корее / Семен Андреев

ИЕРАРХИЯ ТРУДА

В ноябре 2013 года между Россией и Республикой Корея было заключено соглашение, в рамках которого, начиная с 1 января 2014 года, действует безвизовый режим для граждан обеих сторон сроком до 60 дней. Это соглашение позволило российским гражданам сравнительно легко ездить в Корею на краткосрочные трудовые заработки. Ведь на сегодняшний день среднемесячная заработная плата за неквалифицированный физический труд в Корее почти в четыре раза превышает заработную плату за такую же работу в России.

Разумеется, с точки зрения южнокорейского законодательства миграция такого рода является нелегальной, так как соглашение о безвизовых поездках не предусматривает возможность заниматься трудовой деятельностью. Россияне-гастарбайтеры въезжают в страну под видом туристов и далее начинают работать на заводах, фабриках или в сельском хозяйстве, нарушая при этом трудовое законодательство Кореи. Подавляющее большинство россиян все же стараются соблюдать временные рамки безвизового режима — покидают страну через 60 дней после приезда. При этом через некоторое время многие возвращаются в Корею на очередную «трудовую вахту».

В самой Корее среди трудовых мигрантов существует некая иерархия. Первую ступень в ней занимают «чосончжок» (этнические корейцы из Китая), сами китайцы и «корё сарам» (этнические корейцы, живущие на постсоветском пространстве). Многие из них владеют языком, знают культуру и обычаи корейцев, что, безусловно, помогает им найти более привлекательную работу.

Нелегкие воны-2

Следующую ступень занимают долгосрочные мигранты, которые находятся в Корее, как на легальной, так и на нелегальной основе, сроком от года и более. За время своего пребывания они осваивают корейский язык и обычаи, что тоже дает им преимущества.

И, наконец, третья категория, к которой относится большинство трудовых мигрантов из России. Они едут в Корею на краткосрочный период, не владея при этом корейским языком и не зная особенностей проживания и менталитета этой страны. Обычно они получают более тяжелую и грязную работу. При этом заработная плата на всех трех ступенях примерно одинаковая, но иногда этнические корейцы получают немного больше, чем другие трудовые мигранты.

МОРЕМ ПРОЩЕ

По проведенным опросам, условия труда в Корее удовлетворяют российских мигрантов. Рабочий день в среднем составляет девять часов, час из которого – время на бесплатный обед в кафе или в столовой при предприятии. Живут рабочие чаще всего в общежитиях, недалеко от места работы.

Российским гражданам, особенно тем, кто не владеет корейским языком, зачастую сложно найти работу в Корее самостоятельно. Поэтому они пользуются услугами частных компаний, которые за денежное вознаграждение помогают желающим попасть в Корею и устраивают мигрантов на работу. В России этим зачастую занимаются туристические агентства и индивидуальные предприниматели. Стоимость услуг такой фирмы варьируется от 10 тыс. до 30 тыс. рублей, в зависимости от сферы деятельности.

Компании сводят клиента с корейским агентом, который встречает потенциального работника непосредственно в Корее. Происходит это либо в международном аэропорту Инчхон (главная воздушная гавань Кореи), либо в морском порту Донхэ. Следует отметить, что потенциальный мигрант сам оплачивает транспортные расходы. Среднестатистическая цена  билета на самолет в обе стороны составляет 15 тыс. рублей, а билет на паром — 20 тыс. рублей. В итоге только для того, чтобы отправиться на заработки, нужно потратить порядка 45 тыс. рублей.

Ни компания, ни агент не несут ответственность за прохождение иммиграционного контроля, который удается пройти далеко не всем. За 2016 год в международном аэропорту Инчхон были задержаны и депортированы на родину около четырех тысяч россиян. Поэтому многие предпочитают прибыть в страну на пароме, так как пограничный контроль в порту пройти гораздо легче. По наблюдениям автора, 90% пассажиров парома Владивосток-Донхэ едут в Корею с целью заработка. Паром отходит раз в неделю и, в период с апреля по сентябрь, билет купить почти невозможно в связи с отсутствием свободных мест.

После того, как корейский агент встречает вновь прибывших мигрантов, он развозит их на различные рабочие объекты. Вид трудовой деятельности мигранты в большинстве случаев выбирают сами, находясь еще на родине. Российские рабочие, как и мигранты других стран, задействованы во многих сферах деятельности: на заводах, строительных площадках, в области сельского хозяйства и рыболовства, намного реже в сфере услуг — например, поварами или мойщиками посуды.

ХОЗЯИН ИЛИ БИРЖА

Нелегальную трудовую занятость в Корее можно разделить на две группы. Первая – это трудовая занятость на одном предприятии. Работник полностью обеспечивается предприятием на весь срок пребывания в Корее, работая в одном месте и получая ежемесячную зарплату и бонусы. В этом случае трудящийся полностью зависит от своего работодателя, который может злоупотреблять своим положением, например, заставлять рабочего, вне зависимости от его желания, работать сверхурочно.

Иногда возникают проблемы с выдачей зарплат, зачастую работодатели задерживают выплаты заработанных денег на неделю или две, что вынуждает работников либо нарушать временные рамки пребывания в Корее, либо уезжать домой ни с чем. Если человек нарушает временные рамки безвизового режима и находится в стране более 60 дней, он автоматически становится нелегалом. И в момент, когда он покидает страну, ему ставят штамп «Deport», после чего он не сможет въехать в Корею в ближайшие пять лет. Средняя заработная плата при таком виде работ составляет 1600-1800 долларов в месяц, что в итоге ниже на 300-400 долларов по сравнению со второй группой, так как в первом случае работодатель дополнительно взимает комиссию за предоставление жилья и еды.

Вторая группа — это работа через биржу труда. В данном случае гастарбайтер сам обеспечивает себя жильем и едой, он не имеет определенного трудового графика, и, в зависимости от своего желания, приходит на биржу труда, где корейский агент находит мигранту однодневную работу, взимая комиссию в размере от 10 до 20 процентов от зарплаты. В итоге мигрант мужчина получает 85-95 тыс. корейских вон в день (примерно 80-90 долларов).

Он сам определяет, сколько дней в неделю будет работать, получая деньги вечером, после каждого отработанного дня, либо раз в неделю. В любом случае, люди стараются работать каждый день, но теоретически имеют право устраивать себе выходные в любое время. Стоит отметить, что смена работы происходит не каждый день. Если работодателя устраивает конкретная личность, то, скорее всего, он предложит этому человеку остаться на более долгий срок на своем предприятии.

Работая через биржу труда, мигрант более мобилен, потому что такие пункты есть в каждом населенном пункте Кореи, куда приходят и сами корейцы для получения однодневной работы. Если человека не устраивает город или вид трудовой деятельности, он легко может попросить своего агента перевести его в другое место. В данном случае работодатель обеспечивает своих сотрудников только обедом. Завтраки и ужины мигранты готовят себе сами. В среднем, из заработанных денег россияне тратят около 10 долларов в день на еду и другие расходы. За месяц удается заработать порядка двух миллионов корейских вон (примерно 1900 долларов).

НА РАЗНИЦЕ КУРСОВ

Основной поток россиян, желающих заниматься физическим трудом в Корее, приходится на мужчин из Приморского и Хабаровского края России. Это прежде всего объясняется географической близостью этих регионов к Корее и доступностью транспортных маршрутов. При этом в последнее время в Корее можно встретить и приехавших на заработки жителей европейской части России. Русские, как и другие трудовые мигранты, предпочитают трудиться совместно со своими соотечественниками, но в большинстве случаев, корейские работодатели, боясь забастовок и бойкотов, не берут на одно место более трех человек из одной страны.

Мужчины работают в основном на заводах (производство различных металлических изделий, стройматериалов) и строительных площадках. Женщины заняты в области сельского хозяйства и на фабриках (производство косметики, продуктов питания). И если на заводах женщины к работе не допускаются, то на фабриках работают как мужчины, так и женщины. При этом женщины, работая вместе с мужчинами, получают на 20 долларов в день меньше, выполняя при этом ту же самую работу, а иногда даже более сложную, чем мужчины.

Нелегкие воны-3

Точное количество трудовых мигрантов из России, находящихся на территории Республики Корея, определить невозможно, но следуя из данных о количестве депортируемых, можно предположить, что цифра варьируется от 10 тыс. до 20 тыс. человек. При этом каждые два месяца больше половины этих людей меняется. Можно сделать вывод, что за год с целью заработков Корею посещают около 80 тыс. россиян. Единственной мотивацией таких поездок, в большинстве случаев, является зарабатывание денег. Многие из мигрантов даже не покидают места работы на выходных, чтобы, например, лучше познакомиться с Кореей, ее достопримечательностями.

Подавляющее большинство мигрантов возвращаются в Россию и уже на родине тратят заработанные на южнокорейской чужбине деньги, конвертируя их в рубли. Например, покупают квартиры, автомашины, либо гасят кредиты. Несколько сотен миллионов долларов, которые ежегодно привозят с собой возвращающиеся из Кореи гастарбайтеры, позволяют в какой-то степени стимулировать платежеспособный спрос для экономики российского Дальнего Востока.

Можно предположить, что поток трудовых мигрантов из России в Корею будет сохраняться, пока расценки за неквалифицированный физический труд в Южной Корее будут в несколько раз превышать зарплаты в России. Другой фактор – это курс рубля по отношению к доллару и южнокорейской воне. Чем выше курс доллара, тем более привлекательна работа в Корее. Не случайно, первая волна массой трудовой миграции дальневосточников в Корею отмечалась еще в конце 1990-х-начала 2000-х годов, когда рубль сильно упал после дефолта августа 1998 года.

Даже усиление пограничного контроля и депортация все большего количества российских граждан на корейской границе вряд ли будут иметь значительный эффект. Возможным решением этой проблемы могло бы стать заключение межгосударственного соглашения между Российской Федерацией и Республикой Кореей, которое бы позволило легализовать статус гастарбайтеров. Например, такое соглашение существует между Южной Кореей и КНР. Китайские граждане, получив необходимые документы, могут легально работать в Корее до четырех лет, получая при этом медицинское страхование и другие гарантии. Россияне, которые сейчас приезжают на заработки в Южной Корею, практически никак не защищены от таких рисков, как болезнь или несчастный случай. В свою очередь, корейской стороне такое соглашение позволит увеличить налоговые поступления и упорядочить поток трудовых мигрантов.

Источник: Восток России

 

Вы можете поддержать развитие нашего проекта KorenClubRU http://www.koreanclub.ru/about/donation/ 


0101 Подпишись в Фейсбук на страницу KoreanClubRu 
0101Подпишись в Одноклассниках на страницу Корейский Медиа Клуб (KoreanClubRU)0101